Лента новостей

Председатель комитета по социальной политике Ирина ГУСЕВА:

19.12.2011

Председатель комитета по социальной политике Ирина ГУСЕВА:

Противники малокомплектных школ любят приводить несколько основных доводов. Во-первых, говорят они, детей в них мало, а значит затрат на обучение одного ученика больше. По их мнению, содержание малых сельских школ становится экономически невыгодным. Во-вторых, качество образования вызывает сомнения и оставляет желать лучшего. В их рассуждениях малокомплектные школы предстают какими-то черными дырами, способными лишь выкачивать бюджетные деньги, не принося никакой пользы. Школы закрывают, а детей отправляют за знаниями в соседнюю деревню.

Недавно было выдвинуто предложение по доработке проекта нового федерального закона "Об образовании":  для принятия решения о закрытии малокомплектной школы каждый раз проводить открытую экспертизу. Сейчас, говорят инициаторы предложения, школы часто закрываются вопреки протестам жителей. Инициативу комментирует председатель комитета по социальной политике, заместитель руководителя фракции "Единая Россия" Ирина Гусева.

 

– Ирина Михайловна, как вы считаете, имеет ли смысл решать вопрос о закрытии каждой малокомплектной школы в "индивидуальном", особом порядке?

– Я считаю, что предложенная мера имеет смысл. Малокомплектные школы – одна из наиболее тяжелых проблем российского образования. Обольщаться не стоит: демографическая ситуация будет ухудшаться еще несколько лет. Только к 2020 году мы достигнем того количества учащихся, которое имело место в 2003-2004 годах – восемнадцати миллионов человек. Тем не менее, сейчас решения о закрытии сельских школ зачастую принимаются некорректным образом. Доверия и понимания между тремя основными группами заинтересованных – учителями, родителями и местными властями – нет. Каждый преследует свои интересы.

С одной стороны, безусловно, свои интересы есть у учителей и директоров сельских школ. Понять их можно: закрытие учебного заведения означает потерю работы. Найти новую не очень легко – часто и вакансий соответствующих попросту нет.

С другой стороны, против закрытия школ возражают жители. У многих из них есть справедливое ощущение, что закрытие школы означает "смерть" населенного пункта. Немногие оставшиеся родители с детьми будут перебираться в другие места.

Наконец, власти, опасаясь реакции жителей и учителей, часто не пытаются с ними разговаривать, выяснять их нужды, вести разъяснительную работу. Они просто закрывают школу – и все. Поэтому независимая комиссия экспертов могла бы помочь наладить соответствующий продуктивный диалог.


– Кто должен осуществлять независимую экспертизу?

– Решение проблемы малокомплектных школ выходит далеко за рамки системы образования – и это еще один весомый аргумент в пользу экспертизы. Ее должны осуществлять те, кто может способствовать разрешению ситуации.

Кроме представителей образования, властей и сельской общественности в принятии решения должны участвовать представители системы транспорта: если в селе закрывают старшую школу и ребят будут возить в другой населенный пункт, нужно обеспечить удобный и безопасный подвоз. Но в сельской местности дороги преимущественно грунтовые, весной и осенью их размывает. Транспортники должны сказать, смогут они тут помочь.

Нужны консультации представителей связистов: если подвоз невозможен, требуются дистанционные программы и быстрый интернет. И слово работникам сельского хозяйства: они могут оценить экономические перспективы населенного пункта, местный рынок труда. Ситуации очень разные и требуют разных подходов.

 

– Но если школа уже признана неэффективной, что может быть для нее альтернативой?

– Таких школ масса, а нашей системе образования не хватает в этом смысле необходимой гибкости. Так, перспективными могут быть различные программы дистанционного обучения: в сезон, когда дороги проезжие, ребят возят в школу, чтобы они успешно социализировались, а когда дороги размыты, педагоги дают детям задания и проверяют их дистанционно.

Или – вопрос решается передвижными учебными лабораториями: коллектив учителей приезжает на какое-то время в сельскую местность, читает ребятам курс, оставляет задания.

 

– Не натолкнутся ли разработчики закона на то, что предложенные комиссиями подобные инновационные решения будут противоречить действующему законодательству?

– Нет. Конституция гарантирует всем гражданам России право на бесплатное образование. Федеральный государственный стандарт – это система требований к результатам образования и условиям, в которых оно должно осуществляться.

Рассуждая на тему малокомплектных школ, нельзя забывать о том, что это вопрос социальный. Один из многих случаев, когда руководствоваться надо далеко не только тем, что выгоднее для бюджета. Не менее, а даже более важно обеспечить удобство жизни жителей малых сёл и деревень.

Российское село – особый мир, и чем оно меньше, тем специфичнее в нём атмосфера. Перевод в большую школу, да ещё вдали от дома, для ребёнка не может пройти безболезненно. Детям сложно не только ужиться на новом месте, но и привыкнуть к нему. Поэтому не факт, что сокращение малокомплектных сельских школ резко повысит уровень образования, что количество перейдёт в качество. Образование идёт успешно, когда дети чувствуют себя максимально комфортно.

Сегодня общее количество муниципальных сельских общеобразовательных учреждений составляет - 545, из них малокомплектных сельских общеобразовательных учреждений - 283. В нашем регионе накоплен богатый опыт решений для малокомплектных школ. И рассматриваемый депутатами Волгоградской областной Думы проект закона "О внесении изменений в Закон Волгоградской области от 12 декабря 2005 г. № 1143-ОД "О порядке определения нормативов финансирования общеобразовательных учреждений в части расходов на реализацию общеобразовательных программ" тому подтверждение. Мы долгое время отстаивали идею, что норматив предельной наполняемости классов в сельской школе должен составлять не 14 человек, а по фактической наполняемости, сложившейся в наших сельских школах – 8-9 детей. В представленном проекте мы пошли дальше: вывели понятие "малокомплектное образовательное учреждение" и определили порядок его финансирования. Проектом определено, что малокомплектными сельскими образовательными учреждениями, считаются учреждения начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования без параллельных классов с общим количеством обучающихся: до 25 человек в муниципальных общеобразовательных учреждениях начального общего образования; до 40 человек в муниципальных общеобразовательных учреждениях основного общего образования; до 100 человек в муниципальных общеобразовательных учреждениях среднего (полного) общего образования.

Кроме, того, в предлагаемом законопроекте учтено изменение числа часов учебной нагрузки в неделю для учителей, осуществляющих учебный процесс по ступени начального общего образования (было 20 часов, стало 18). Данное изменение увеличивает размер заработной платы учителей в начальных классах.

Увеличилось число часов по базисному учебному плану (по ступени начального общего образования было  25, стало  26, по ступени основного общего образования было  34, стало  35, по ступени среднего (полного) общего образования было  36, стало  37).

В результате чего, увеличены коэффициенты удорожания по ступеням образования.

Сохранены все ранее действующие коэффициенты к фонду оплаты труда.

Также сохранены в полном объеме коэффициенты удорожания педагогической услуги от различных факторов (деление классов на группы, наличия групп продленного дня, наличия кружков, обучение детей в гимназических (лицейских) классах, коррекционных классах и классах компенсирующего обучения, в классах общеобразовательных школ-интернатов, при индивидуальном (групповом) обучении детей на дому и детей, находящихся на лечении в детских больницах).

Думаю, что данная инициатива положительно скажется на финансовой составляющей труда моих коллег-педагогов и не допустит закрытия "малой" сельской школы. Ведь это означает окончательно подорвать престиж сельского учителя, лишить его работы, а село – одного из последних очагов культуры.